турист ОНК (mypicm) wrote,
турист ОНК
mypicm

Category:

Первая поездка в женскую ИК-6 Нижнего Тагила

Вчера первый раз посещал в составе ОНК женскую исправительную колонию №6, которая в Нижнем Тагиле. Ездили большой кампанией: Раиса Тимофеевна Маннапова, Рома Качанов, Игорь Голендухин, Владимир Яковлевич Капустин. Что могу сказать - бедненько и жиденько, ощущение безысходности. Почему то от посещения женской колонии ожидал другое. Очень много сидящих по ст.228 (наркотики). Были в ШИЗО, СУС, а вообще основной целью посещения была разведка по решениям суда на условно-досрочное освобождение (УДО), к нам поступила информация, что суды в декабре вынесли очень много отказов - колония в шоке.
Начну с последнего. Поработать по-человечески нам не дали, то есть администрация заявила, что на сбор информации о решениях суда по УДО уйдёт много времени, дали несколько дел, хотя мы ожидали под сотню, потому и приехали большой бригадой. Голендухин этими документами и занялся в спецчасти. Качанов и Капустин вызвали к себе осужденных на юридическую консультацию - тоже дело, да.
Ну, а ОНК пошла в ШИЗО. В первой камере была молодая цыганка, пожаловалась на одиночное содержание - уже 6 сутки. Сопровождавшая нас майор разъяснила - цыганка плохо влияет на сокамерниц, поэтому одна, такие оперативные соображения. Камера тёмная, вообще все камеры ШИЗО и ПКТ на ИК-6 тёмные, с плохим освещением, в этом же корпусе камеры ПФРСИ, но там с освещением значительно лучше. "В ШИЗО - наказанные, а в ПФРСИ - нет", - объясняет майор, приходится ей объяснять, что за дополнительные условия наказания зекам учреждение может понести наказание от прокуратуры, а осужденные ещё и компенсацию через суд выбьют - молчит, насупилась - пришёл умник, ага.
ПФРСИ (пункт функционирующий в режиме следственного изолятора) находится в этом же корпусе, сидят 33 женщины, многие уже не по разу, бывалые, жалуются на режим: подъём в 5, отбой в 21 час - обычно в СИЗО подъём в 6, а отбой в 22 часа. Радио нет, телевизоров нет, чо за дела, гражданин наблюдатель?.. Отмечаю, что в некоторых камерах нет розеток. Принимаем письменные жалобы. Идём дальше в отряд строгих условий содержания.
На СУС 25 человек, большинство молодые. В помещении чисто, тепло. Осужденные женщины смотрят на нас с недоверием, одна так и сказала, что после бесед с ОНК будет ШИЗО - нахрен оно надо. И к сожалению она права, несмотря на устные договорённости с генералом Худорожковым не "прессовать" жалобщиков, фабрикация дисциплинарок после жалоб - обычное дело. Одна женщина всё-таки просится на беседу, но без присутствия администрации, сопровождающая нас майорша категорически против. Выходим из комнаты, чтоб не при осужденных, разъясняю, что она нарушает закон и лучше нам разрешить побеседовать с зечкой без "ушей" администрации. Срабатывает, нам выделяют комнату психолога. Тут осужденных будто подменили - на беседу с ОНК выстроилась очередь, однако у нас уже нет времени, поговорили только с двумя. Не знаю чего боится администрация, но во время бесед осужденные ничего нового нам не сказали, в основном было то, что они не хотят быть в отряде СУС. Это понятно. Фактически мы выступили в роли посредников, зечки в отряде СУС с непростыми, сложными характерами, но от работ не отказываются и тому подобное. Вообще я давно уже заметил, что на СУС, как правило, попадают за характер, этим зекам фабрикуют взыскания и держат их в СУС, ШИЗО, ПКТ, администрации так проще, чем находить подход к каждому "не простому", с характером зеку.
Идём к начальнику - у него прокурор, нас не пускают, ждём. Наконец пускают к начальнику, он молодой, недавно в должности, до него тут был Непочатый, который ушёл руководить ИК-13. Беседуем, высказываем замечания, по освещению в камерах ШИЗО и ПКТ вроде находим общий язык, высказываюсь о попытке воспрепятствования работе ОНК в отряде СУС, рассказываю об осужденных, побывавших с нами на беседе - было бы хорошо найти к ним подход и перестать "трюмовать" их в ШИЗО, к ним нужен подход и наказания только их озлобляют. Начальник всё понимает или делает вид. Говорим, что будем приезжать чаще. Начинаю заполнять журнал посещений ОНК, там единственная запись полуторагодовалой давности, это были Шаклеин и Калаев. Ужас, но что сделать с остальными членами ОНК, которые почти не ездят по колониям я не знаю, это ведь дело добровольное.
Выходим из кабинета. Нам говорят, что наши коллеги уже вышли с территории колонии. Пора и нам, получаем телефоны, звоню Игорю - недоступен, звоню Роме - он подтверждает, что они уже уехали и ждут нас на вокзале Нижнего Тагила в столовой. Садимся в маршрутку, и тут звонит телефон: Игорь Степанович сообщает, что он всё ещё на зоне, в спецчасти! ПРО НЕГО ЗАБЫЛИ! нет слов, выпрыгиваем с Маннаповой из маршрутного такси, идём обратно. У колонии встречаем Голендухина, которого всё-таки выпустили из спецчасти. Случайно, под конец рабочего дня туда зашёл один из сотрудников, который очень удивился постороннему человеку, но раз Игорь не зек и вообще мужчина, то проблем с выходом не было. Посмеялись, ага, но осадочек остался - нехорошо: Игорь дважды сидел, и вот приехал на зону с товарищами, а его там забыли, представляю себе, какие мысли у него в голове появились, ага...
Вообще, если кратко, то не понимаю почему в ИК-6 так мрачно, воздух словно пропитан безнадёгой, всё вокруг либо серое, либо белое. Очень гнетущее впечатление, а ведь это колония для "первоходов", там не рецидивисты сидят, а женщины, которые должны вернуться домой к семьям и друзьям. Из общения с заместителем начальника по воспитательной части понял, что "тут не там", не цацкаются. Мне почему то казалось, что в женской колонии должно быть повеселее, чем в мужской, но оказалось наоборот, зечки запуганы и озлоблены, в отрядах обстановка напряжённая, две осужденные даже попросились в безопасное место - считаю это очень плохой показатель психологического климата в учреждении. Раиса Тимофеевна заступается за администрацию, они очень много работают, но их не хватает. Ей конечно виднее, Маннапова бывает в этой колонии очень часто, не как член ОНК, а по общественным делам - реабилитация осужденных, святое дело, конечно.
Кстати, про общественную организацию Р.Т.Маннаповой московские журналисты хотят сделать документальный фильм. В условиях абсолютного безденежья (спонсоры, ау?!) Раиса Тимофеевна организовала пошивочный цех для освободившихся женщин с ИК-6. Дела идут очень тяжело, почти нет заказов, хорошо, что арендную плату хозяин помещения не берёт, но это пока, а завтра?.. Одним словом - им нужна помощь в организации бизнеса. Вот вам первый ролик из фильма про этих женщин http://youtu.be/Kue52QkISYM

Tags: Голендухин Игорь Степанович, Капустин Владимир Яковлевич, Качанов Роман Евгеньевич, Маннапова Раиса Тимофеевна, видео, женская ИК-6
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments